Глубокая заморозка. Почему ухудшились отношения между ФРГ и Францией

Союз двух "локомотивов" европейской экономики – Германии и Франции – оказался под угрозой. Встреча их лидеров, которую можно назвать, скорее, "совместным обедом", нежели саммитом, завершилась фиаско – на это указывают публичные проявления после общения Олафа Шольца и Эмманюэля Макрона. Что происходит между двумя странами и каковы перспективы отношений, разобрались Vesti.ua.

Континентальный сдвиг

Уровень отношений упал настолько, что на нынешней неделе было решено отмеить совместное заседание двух правительств. Ранее такой формат работы был общепринятым для Берлина и Парижа. На минувшей неделе Макрон прямо заявил, что Германия рискует изолировать себя от Европы, а ее министр финансов Брюно ле Мэр уточнил: отношения с Берлином "весьма напряженные" и "требуют перезагрузки".

Сгладить противоречия и должна была нынешняя встреча Шольца и Макрона. Однако после общения, проходившего в формате обеда с участием нескольких советников, последовал весьма негативный сигнал, свидетельствующий о провале усилий. Еще до начала обеда Берлин предупредил, что проведет короткую встречу с прессой. Но подход решили отменить по настоянию Елисейского дворца. Издание Politico видит в этом весьма четкий сигнал. "Такой отказ в проведении пресс-конференции для приезжего лидера – это политическая тактика, которую обычно применяют, чтобы выразить упрек, – пишет Politico.– Недавно именно так поступил и сам Олаф Шольц, когда премьер-министр Венгрии Виктор Орбан посещал Берлин".

Само общение затянулось на час дольше, чем было запланировано, включая сессию "тет-а-тет" без советников.

Предупредительные "звоночки" звучали давно. Еще на встрече Шольца и Макрона в Париже 4 июля, где обсуждали "украинский" вопрос и выработку общей энергетической стратегии, у лидеров разошлись мнения по поводу атомной энергетики и взгляды на способ замены поставок газа из РФ. После встречи Шольц специально сделал запись в Twitter на французском языке: "Хорошо, что мы продолжаем обмениваться мнениями на многие важные темы современности". Да и после нынешней встречи Шольц демонстрирует оптимизм. "Дискуссия получилась очень хорошей и важной, – написал канцлер в Twitter. – Германия и Франция стоят вместе перед лицом всех вызовов".

Было ли это дружелюбное выражение фальшивым – вопрос. "В отличие от Ангелы Меркель, с которой Макрон поддерживал личные приятельские отношения и переписывался практически каждый день, с Шольцем вышло ровно наоборот", – пишет BBC. А французская газета Le Figaro добавляет: "обледеневшие отношения" между соседями – результат глубочайшего изменения геостратегии. "Это континентальный сдвиг, который начался уже давно и которому суждено изменить лицо Европы", – признает издание.

Где лежат разногласия

Во-первых, Шольца и Макрона разделяет подход к энергополитике. На недавнем саммите ЕС отложили идею Парижа о введении ценового потолка на газ. Главным скептиком был как раз Берлин, пояснив опасения тем, что импортеры (не только РФ, но и Ближний Восток) попросту откажутся поставлять газ в Европу по искусственно ограниченным ценам. Также Германия добивается, чтобы Франция санкционировала строительство ветки газопровода из Испании через Пиренеи (проект MidCat), но Париж видит приоритет в трубопроводе (водород/газ) из Барселоны в Марсель по дну моря.

Во-вторых, соседи видят проблему в решении Берлина выделить 200 млрд евро субсидий для прохождения зимы. С точки зрения Франции, это проблема: другие страны ЕС вряд ли будут так же щедры, значит, немцы окажутся в привилегированном положении. Берлин резонно замечает: размер госпомощи – дело самого государства, и Париж тут не указ. Кстати, как рассказал источник Reuters, – о решении немецких властей в Елисейском дворце узнали из выпуска новостей, что стало еще одним свидетельством "высоких" отношений. Напомним, еще недавно правительства двух стран проводили совместные заседания, очередное такое должно было состояться прямо в день встречи Шольца и Макрона, в Фонтенбло, но было перенесено на начало 2023 года.

В-третьих, есть разногласия в вопросах обороны: на последнем саммите НАТО Германия и еще 12 стран подписали договор о совместном проекте в области противовоздушной обороны – European Sky Shield Initiative, в то время как Франция вместе с Италией создают свою ПРО под названием Mamba.

В-четвертых, старые трения по поводу фискальной политики. 

В-пятых, страны по-разному оценивают необходимость расширения ЕС. "Макрон давно хочет, чтобы Евросоюз функционировал в малых группах, ориентированных на специфические темы. И скептически настроен в отношении расширения на восток – во всяком случае, до процесса реформирования Евросоюза, – цитирует DW Ронью Кемпин (Ronja Kempin), аналитика берлинского фонда "Наука и политика". – Германия, наоборот, склонна к расширению ЕС на восток, поскольку видит ЕС в роли преобразующего элемента, несущего мир".

Будущее тандема

Противоречия обостряются благодаря экономическим проблемам. Обе страны потряс энергокризис, и обе они могут столкнуться с рецессией. Их рост, обеспечивавшийся во многом благодаря недорогим энергоносителям из РФ, остановлен, а промышленность стоит перед тяжелым выбором: закрываться или работать в убыток. И обе страны отчаянно нуждаются в новом плане.

"В этом и заключается сила французско-немецкой пары – всегда находить силы, чтобы ладить друг с другом, двигая Европу вперед, –  высказался после встречи Шольца – Макрона представитель французского правительства Оливье Веран. – Визит Шольца показал, что обе страны готовы преодолевать трудности, когда приоритеты одной из них не обязательно совпадают с приоритетами другой".

Так ли это – вопрос. Ведь разногласия могут быть как симптомами "сдвига", о котором пишет Le Figaro, так и куда более приземленных причин. Ульрих Шпек, аналитик Neue Zurcher Zeitung, видит в этом признаки соперничества. "Истинная причина в том, что обе страны конкурируют за то, чтобы играть в ЕС первую скрипку", – пишет он.

Разногласия отчетливо видны по настроениям газет. "Во французских СМИ в отношении ФРГ используется грубый тон... Германию во Франции называют одиноким гонщиком, страной-эгоистом, которая не заботится о своих партнерах, – пишет Мартина Мейстер в Die Welt. – О Берлине там вспоминают с разочарованием, раздражением и горечью".

Раз так – есть ли будущее у "тандема" в принципе? Аналитики, причем из обеих стран, считают, что ответ заключается в самом функционале союза. "Сама германо-французская ось чрезвычайно важна. В Европе невозможно применить американскую доктрину, согласно которой одно очень мощное государство берет на себя роль лидера, а остальные – просто следуют за ним, – говорит DW Штефан Зайендорф (Stefan Seidendorf), замдиректора Германо-французского института из Людвигсбурга. – Ни одна из стран Европы не является столь крупной, чтобы в одиночку заботиться о политической стабильности, поэтому нужен консенсус между Германией и Францией, чьи позиции сильно различаются, – на этот компромисс будут ориентироваться и другие страны ЕС".

Аналогично считает и эксперт по Германии из Парижского института международных и стратегических исследований Жак-Пьер Гужон. "Конфликт усугубляется тем, что может иметь тяжелые последствия, если остальные страны ЕС, более мелкие, как-то Польша и страны Балтии, усомнятся в ведущей роли германо-французского тандема", – говорит он.

Значит, попытки договориться или по крайней мере найти общие точки для выстраивания совместной дорожной карты продолжатся. 

КОМПЕТЕНТНО

Руслан Бортник, глава Украинского института политики:

“Для Украины любое трение внутри ЕС чревато уменьшением внимания к нашей стране и уровня поддержки. Любые противоречия между ключевыми странами ЕС для нас, конечно, ничего хорошего не несут.

Дело в том, что у Германии и Франции традиционно разные цели во внешней политике. Для Парижа зона интересов –  Ближний Восток и Африка, их бывшие колонии. Для Берлина – Европа, вне которой интересов почти нет. И этим объясняется его позиция в отношении расширения. Чисто географически Германия находится восточнее, все, что происходит вокруг нее, – это ее проблемы. Кроме того, это ключевая экономика ЕС, и именно она платит за решение этих проблем.

Вопрос стоит не столько о расширении ЕС за счет Украины, сколько о Балканах. Ангела Меркель заявляла о таких планах, и у Берлина традиционно есть там большие интересы. У Парижа их нет. Для него расширение ЕС на юго-восток или восток – не основная цель, а скорее отвлечение сил и ресурсов от внутренних проблем, от более проактивной деятельности за рамками Европейского континента.

Кроме того, Франция имеет более высокий уровень суверенитета: в сфере безопасности она становится источником разных инициатив в ЕС. Она же выступает за создание европейских сил безопасности (впрочем, предложения звучат и от Германии. – Авт.), а Германия находится под защитой американских войск, что решает проблему с безопасностью. К тому же Франция не зависит от российских энергоносителей в такой степени, как Германия, которая, несмотря на заявления политиков, продолжает через вторые-третьи руки получать российский газ – из Турции и в составе сжиженного топлива из КНР. Это ведет к разности интересов и целей.

Однако есть общий знаменатель: это желание сохранить единый европейский рынок, который выгоден всем. Оно и будет стабилизировать ситуацию, поэтому развала и распада в ближайшее время ждать не стоит. Да и политиков такого уровня, готовых на конкретные шаги по выходу из ЕС, сегодня нет ни в Париже, ни в Берлине”.

Аналитические материалы УИП

  • Роль ЕБРР в восстановлении украинской экономики: как повысить эффективность помощи
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 23 – 30 ноября 2022 года
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 7 – 16 ноября 2022 года
  • Россия может попытаться превратить р. Днепр в новую линию политического раздела Украины
  • Глобальные причины российско-украинской войны
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ:  27 октября – 2 ноября 2022 года
  • Об идеологической синхронизации России и Китая.
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 12 – 19 октября 2022 года
  • О переговорах