Безопасное освещение: почему депутаты “зарубили” прямые трансляции Рады

Верховная Рада решила не открывать кулуары перед журналистами и даже не возобновлять прямую трансляцию эфиров телеканала “Рада”. Вокруг этого вопроса несколько дней велась дискуссия между условно оппозиционными депутатами и провластными. Первые выступали за публичность, и это понятно, так как в условиях единого телемарафона у них резко снизилось количество медиаплощадок для выступления. Депутаты правящей партии, напротив, заявляли о необходимости соблюдения безопасности в условиях войны. Более того, ряд депутатов и вовсе заявили, что Рада без камер стала работать эффективнее – пиариться не перед кем, поэтому парламентарии сосредоточены на прямых обязанностях. 

Информации мало

5 сентября 2022 года народные депутаты Дмитрий Разумков, Оксана Дмитриева,  Ольга Солодуха и другие зарегистрировали проект постановления “Об освещении работы Верховной Рады в условиях военного положения”. Соавторы предлагали разрешить работу журналистов в здании Верховной Рады, сохраняя право председателя парламента на введение ограничений или полный запрет доступа представителям СМИ в здание, если получена информация от военных об угрозах.

В тот же день народный депутат Александр Божков зарегистрировал в парламенте проект постановления “О некоторых вопросах освещения работы Верховной Рады Украины девятого созыва в условиях действия военного положения”. В его версии, осуществление прямых трансляций открытых пленарных заседаний парламента может быть ограничено государственным предприятием “Парламентский телеканал “Рада” в интересах национальной безопасности. Однако телеканалу “Рада” поручено обеспечить создание и трансляцию новостей, других информационных и информационно-аналитических материалов (в том числе во время трансляции единых информационных платформ стратегической коммуникации и марафонов общегосударственного значения, направленных на выполнение решений и нормативно-правовых актов об обеспечении единой информполитики в период действия в Украине военного положения). 

Именно этот проект был принят 241 голосом “за” на пленарном заседании 6 сентября.  

Будет больше сюжетов

Аргументы Александра Божкова, изложенные в пояснительной записке: необходимо усиление информационной политики государства, “противодействия пропаганде агрессора и более полного информирования общества о социально-политических и военных процессах в Украине”.

Интересно, что у Дмитрия Разумкова и соавторов аргументы были похожими: “присутствие СМИ во время проведения пленарных заседаний ….является чрезвычайно важным фактором победы Украины в информационной войне”. 

И это последовательная позиция, ведь еще 21 июля Разумков обратился с письмом к председателю Верховной Рады о возобновлении работы журналистов в парламенте. 

В наше время журналисты, как и военные, медики или коммунальные работники, продолжают работать, донося до мира правдивую информацию. Ведь правда – такое же оружие, которое способно менять ход войны”, – писал тогда он.   

Инициативы по освещению работы Верховной Рады вызвали резонанс в депутатском корпусе. Так, в Telegram-канале “Железный нардеп” народный депутат Ярослав Железняк, анонсировав голосование за отсутствие прямых трансляций пленарных заседаний на время действия военного положения, рассказал: “Отсутствие трансляций и камер других каналов очень сильно повлияло на выступления депутатов… Часть коллег, когда выступают, то обращаются не к избирателям с пафосными речами, а больше к своим коллегам по залу с более обоснованными аргументами, что не так в законе. Хотя первое также осталось”. 

Не время для политиканства 

Сейчас не время для политиканства и политического пиара, рассказал Vesti.ua народный депутат Александр Качура. В то же время, по его мнению, люди должны быть информированы, слышать и знать мнения оппозиции и власти о тех инициативах, которые рассматриваются и принимаются Верховной Радой.

“Прямая трансляция открытых пленарных заседаний во время войны, когда, по Конституции, мы имеем только один законодательный орган, это не отвечает рекомендациям военных и установленным нормативам, поскольку делает его (парламент) прямой мишенью для уничтожения. Предложения прямых эфиров – это чистый популизм для привлечения к себе внимания, – считает народный депутат. – Возможно, некоторые коллеги  до сих пор не преодолели зависимость от телекамер. Я лично не боюсь, но если удар будет нанесен по правительственному кварталу, страна может остаться без парламента, то есть без возможности принимать законные решения для обеспечения военных и всей страны. В то же время я считаю, телеканал “Рада” должен активнее освещать деятельность Верховной Рады Украины и деятельность парламентской оппозиции. По большому счету, в парламентах большинства стран мира, в частности в европейских, так, как сейчас и в Верховной Раде, есть пресс-служба, которая отвечает на все вопросы о деятельности парламента, и это не вызывает никаких проблем и вопросов у СМИ”, – отметил Качура.  

Риски закрытости

Фракция “Евросолидарности” в соцсети уже выступила с предложением транслировать в прямом эфире заседания парламента на его официальном сайте и канале в YouTube.

Вопрос трансляции, похоже, расколол президиум Верховной Рады. Вице-спикер Елена Кондратюк в социальной сети раскритиковала принятое решение: “Даже в условиях военного положения недопустимо наглухо закрываться от людей. И речь не о критиканстве, а о том, чтобы украинцы имели возможность видеть честную конкуренцию, профессиональную дискуссию и соревновательность идей, которые дадут возможность Раде принимать лучшие решения для государства и общества”. 

Никакой проблемы нет поставить три камеры на балконе без журналистов и обеспечить трансляцию пленарных заседаний или создать безопасный “пятачок” для журналистов, считает политтехнолог и специалист по репутации Александр Кондратенко.  Отсутствие прямых трансляций, отмечает он, также несет риски: “Можно написать что угодно – перепроверить ведь нельзя. Допустим, Верховная Рада приняла много решений, берутся и “раскручиваются” первые три, остальные замалчиваются, но они же приняты и вступят в силу... Информационный вакуум используют враги, когда в поисках информации люди читают российские паблики и транслируют оттуда тезисы в наше пространство”. В качестве примера эксперт привел телемарафон, где подается преимущественно одна точка зрения, при этом телеканалы подают и другие точки зрения, нередко полярные, что поляризует общество.

Предложения по большему присутствию народных депутатов, особенно от оппозиции, продолжат поступать, прогнозирует директор Украинского института политики Руслан Бортник. “Отсутствие трансляций Верховной Рады привело к тому, что стало меньше показушности, и сам парламент стал эффективнее принимать решения, перестав быть трибуной для оппозиционных политиков. А это особая ценность в нынешних условиях, когда полноценных медиа осталось мало. Постепенно возвращается политическая борьба в нашу политическую систему, и, думаю, оппозиционные политики, все тот же Дмитрий Разумков, будут более настойчиво требовать присутствия в информационном пространстве, создания возможности непровластным политикам высказывать альтернативные точки зрения”, – полагает он. 

При этом Руслан Бортник подчеркивает, что вопросы к единому телемарафону есть и у депутатов провластной коалиции, которые редко и дозированно попадают в эфир, а большая часть общества не видит политика, который не участвует в телемарафоне.   

Аналитические материалы УИП

  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 15 – 21 сентября 2022 года
  • "СЕМЬ СЦЕНАРИЕВ ДЛЯ УКРАИНЫ: от триумфа до упадка"
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 31 августа– 7 сентября 2022 года
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 17– 24 августа 2022 года
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 4 – 10 августа 2022 года
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 21-27 июля 2022 года
  • Битва государств трансформируется в битву народов
  • 150 дней украино-российской войны: 15 выводов
  • СИТУАЦИЯ В УКРАИНЕ: 14-20 июля 2022 года